14:34
«СВОИМ ПУТЕМ», ЦБ


к 100-летию А.А. Зиновьева

 

     Александр Александрович Зиновьев - советский и российский учёный-логик, социолог и социальный философ, писатель, публицист. 27 октября этого года в нашей стране широко отмечался 100-летие со дня его рождения.
     Александр Зиновьев родился в 1922 году в Костромской области в многодетной крестьянской семье. Уже в младших классах показывал серьезные интеллектуальные способности. Учитель пророчил ему будущее большого ученого. Называл его новым Ломоносовым. Действительно, когда мальчику исполнилось 10 лет, мама отправила его в Москву, там он закончил школу с «золотым» аттестатом. 
     В 1939 году поступил в московский ИФЛИ (Институт философии, литературы и истории), откуда был призван в армию. Прошел всю Великую Отечественную войну, был кавалеристом, танкистом, закончил ее в 1945 году в Берлине в качестве боевого летчика.
     После войны возобновил учебу, в 1955 году стал научным сотрудником Института философии Академии наук СССР. Кандидатская диссертация, посвященная логике "Капитала" К. Маркса (1954), получила широкий резонанс. А.А. Зиновьев занимался самой трудной и строгой частью философии - логикой. Разработал собственную логическую теорию, которая дала ему славу ученого с мировым именем.
     Для студентов имя А.А. Зиновьева было символом новых идей, борьбы против догматизма.
     В 1976 году А.А. Зиновьев выступил с книгой «Зияющие высоты» - выполненным в художественной форме критическим исследованием советского социального строя. 

    Со стороны государства реакция на книгу была сокрушительной. А.А. Зиновьеву отвели роль антикоммуниста. Он был исключен (причем единогласно) из партии, выгнан с работы, выслан из страны, лишен гражданства, всех научных степеней, званий, наград, в том числе военных.
     С 1978 года начинается эмигрантская жизнь А.А. Зиновьева, которая продлилась 21 год. В эти годы он создает замечательную серию социологических романов и повестей: "Светлое будущее" (1978), "В преддверии рая" (1979); "Желтый дом" (1980); "Гомо советикус" (1982); "Пара беллум" (1982); "Нашей юности полет" (1983); "Иди на Голгофу" (1985); "Живи" (1989).
     После 1985 года начинается новый период в творчестве А.А. Зиновьева. Он обозначил свое резко отрицательное отношение к перестройке, которую он тут же окрестил катастройкой.  
     «Кризис, в котором оказался Советский Союз, есть специфический кризис коммунистической системы. Он требует особых средств разрешения. Рыночная реформа и либерализация для этих целей не подходят, они являются сугубо западными методами и могут привести лишь к краху советского социального строя, а вместе с ним и к краху страны».
     Об этом - его многочисленные работы этих лет: "Горбачевизм" (1988), "Катастройка" (1988), "Смута" (1994), "Русский эксперимент" (1994).
     Перестройка имела одну положительную сторону -  Зиновьев получил возможность вернуться на Родину. Официальным актом он был  восстановлен в гражданстве в 1990 году.
     В июне 1999 года А.А. Зиновьев вернулся на постоянное жительство в Россию, в Москву. Начинается новый этап его жизни и творчества.
     Зиновьев был женат трижды, имел четверых детей. В 1965 году он встретил Ольгу Мироновну Сорокину. Этот брак продлился до смерти писателя. Ольга стала верной соратницей Зиновьева, первым читателем и редактором его книг. Свободное время Александр Александрович посвящал любимому хобби – живописи. Автор создавал иллюстрации к своим книгам.
     А.А. Зиновьев умер в 2006 году, а нам остались его книги.
     Читателям нашей библиотеки мы предлагаем автобиографическую книгу А. Зиновьева «На коне, танке и штурмовике: Записки воина-философа», изданную в 2020 году в Москве в издательстве «Родина». Книга вышла в серии «Моя война». 
     Воспоминания А. Зиновьева содержат много интересных и ярких подробностей. Автор рассказывает о своих родителях, о деревенском детстве, о суровом опыте жизни в московской коммуналке, о школьных годах. «Мой первый день жизни в Москве начался с драки. Тогда еще встречались беспризорники. Дети образовывали дворовые банды. Однажды, чтобы сократить путь, я прошел через проходной двор и столкнулся с ребятами из банды с соседней улицы. Они окружили меня с явным намерением обыскать, отнять карточки и деньги, а затем избить. И тут во мне сказался «зиновьевский» характер. Я предупредил, что первому, кто коснется меня, я выткну глаз, а потом пусть со мной делают, что хотят…» 
     Этот «зиновьевский» характер осложнял его жизнь, но и помогал выстоять в самых трудных испытаниях, не сдаваться, делать свой выбор. Так армия спасла его, совсем еще мальчишку, от политического преследования, и вооружила новым опытом, обретенным в новых испытаниях. «Я попал в армию, может быть, в самый худший момент, в самые тяжелые условия. В высшем руководстве, надо полагать, решили усилить подготовку армии к войне. Но исполнили это на советский лад. В кавалерийском полку, с которого я начал военную службу, вооружение и обучение было такое же, как в Гражданскую войну. К нам в полк поступило новое автоматическое оружие, но оно было законсервировано, и мы не умели с ним обращаться. Тимошенко вспомнил лозунг Суворова «Тяжело в учении, легко в бою», и нас начали так мучить бессмысленными учениями, что. Когда появилась повесть А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», она не произвела на меня никакого впечатления, так как первые месяцы моей службы в кавалерии были гораздо белее тяжелыми, чем описанная Солженицыным жизнь заключенных».


     Война. «Для нас, солдат, никакой неожиданности не было. Войны ждали с минуты на минуту. Незадолго до начала войны наши части (Зиновьев уже служил в танковых войсках) инспектировал сам Жуков. С группой генералов он ворвался в нашу казарму - был мертвый час после обеда. Мы вскочили. Он выругался матом, сказал, что «мы зажрались», что «война на носу», а мы живем как «кисейные барышни». На другой же день части были приведены в боевую готовность. Нам выдали «смертные медальоны», в которых были бумажки с нашими данными, включая группу крови. Два дня мы жили в полевых условиях, затем нас вернули в казармы, танки законсервировали…»
     После окончания авиационной школы А. Зиновьев летал на штурмовике до конца войны. «Должен сказать, что я, как и другие, с удовольствием принимал участие в боевых вылетах. Было приятно ощущать себя обладателем мощной боевой машины, было приятно бросать бомбы и стрелять из пушек и пулеметов. Жертвы нашей «работы» мы не видели близко…» «Мне не было страшно умереть в бою. Страшно было умереть, будучи совершенно беззащитным и не имея возможности наносить удар врагу. Это мое состояние идти навстречу смерти было лишь продолжением моего детского стремления преодолеть страх, идя навстречу источнику страха…» 
     Рассказывая о своей жизни, автор дает вдумчивую, чисто философскую оценку происходивших в стране событий. Размышляет о Сталине и сталинизме, об особенностях советского строя, об армии, о причинах наших неудач и подлинных истоках наших побед в Великой Отечественной войне, о своем понимании места отдельного человека в жизни и истории страны. «К концу хрущевского периода я построил свою систему правил жизни. Я шел и намеревался идти и впредь своим путем. Иду, чего бы мне это ни стоило. Иду, независимо от того, идут другие тем же путем или нет».

 

Приходите в библиотеку, дорогие друзья!

Читая умные книги, мы общаемся с умными людьми!  

Категория: Интересное и познавательное | Просмотров: 34 | Добавил: ПАФ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar